viernes, julio 20, 2012

Ответы Министра иностранных

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ об итогах встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина со спецпосланником ООН/ЛАГ по Сирии К.Аннаном,Москва, 18 июля 2012 года - 1407-19-07-2012 Вопрос: Каковы итоги встречи К.Аннана с Президентом России В.В.Путиным? С.В.Лавров: Президент подтвердил российскую позицию, и вы ее хорошо знаете - нужно воздействовать на все стороны конфликта. К.Аннан с этим согласен. Я не могу сказать, как это трансформируется в Совете Безопасности ООН, потому что некоторые наши партнеры считают, что против сирийского режима нужно вводить односторонние санкции. Мы их спрашиваем: «Что это даст и как вы себе это представляете? Против Ливии, например, уже вводили оружейное эмбарго, в то время как оппозиция продолжала получать вооружение в грубейшее нарушение решения СБ ООН. Как проследить за тем, чтобы оппозиция не получала оружия?» Ответа на это нет. Вместо того, чтобы успокаивать оппозицию, некоторые наши партнеры подстрекают ее к продолжению борьбы. Принятие резолюции СБ ООН, которая в одностороннем порядке запрещала бы правительству что-либо делать на фоне объявленных оппозицией операций «Дамасский вулкан», «Битва за столицу», «Решающий бой», - прямая поддержка революционного движения. Если это революция, то ООН здесь ни при чем. Посмотрим, пока разговоры продолжаются. Но действия по Главе VII Устава ООН и санкции мы принять не можем. Вопрос: Как реагировал К.Аннан на возможность принятия новой резолюции Совбеза по Главе VII? - С.В.Лавров: К.Аннан не является участником процесса выработки резолюции. Он внес большой вклад в подготовку условий, чтобы СБ ООН смог принять справедливое решение, когда при поддержке России созвал встречу в Женеве, где был согласован документ о необходимости воздействия на все стороны конфликта. Меры такого воздействия были прописаны достаточно детально. Наши западные коллеги пытались включить в этот документ обязательства принять резолюцию по Главе VII и санкциям, но в итоговом тексте ничего подобного не осталось, т.к. Россия и Китай сказали, что это неприемлемо. Не потому, что мы защищаем режим Б.Асада, а потому, что это ничего не даст. Давить на одну сторону - значит втягиваться в гражданскую войну и вмешиваться во внутренние дела государства. Женевский документ является основой подготовленной нами резолюции, которая честно отражает итоги встречи в Женеве. А в западном проекте налицо попытки переписать эти итоги в одностороннем порядке. Вопрос: Сергей Викторович, считаете ли Вы, что в Сирии сейчас идет гражданская война? С.В.Лавров: А как Вы думаете, если там воюют друг против друга и все больше убивают людей по конфессиональному признаку: алавиты суннитов, сунниты алавитов, христианам тоже достается. Я уже цитировал положения Женевских конвенций, в соответствии с которыми МККК сделал свое заключение – в Сирии идет внутренний вооруженный конфликт. Термина «гражданская война» в международном праве нет – имеется понятие «внутренний вооруженный конфликт». Это означает, что воюют между собой граждане одного государства, хорошо вооруженные с обеих сторон. Вопрос: Склонны ли западные страны собраться еще раз для проведения встречи «контактной группы»? С.В.Лавров: Я пока не знаю. Мы предложили К.Аннану, чтобы он еще раз созвал «Группу действий» на уровне экспертов и политдиректоров, чтобы посмотреть, как выполняются достигнутые договоренности. У нас нет понимания, насколько западные коллеги к этому готовы, поскольку пока они делают все, чтобы договоренность не была одобрена в СБ ООН. Вместо этого они пытаются навязать Совету Безопасности то, о чем мы не договаривались. Но поговорить, конечно, было бы не бесполезно. Вопрос: Имеет ли перспективу российский проект резолюции СБ ООН? С.В.Лавров: Наш проект четко отражает итоги женевской встречи - в нем поддерживается все, что было записано в заключительном коммюнике. В то же время там не содержится ничего, что не было бы зафиксировано в итоговом документе Женевы. Вопрос: Как, на Ваш взгляд, будет развиваться ситуация в Сирии? С.В.Лавров: Политика, которая строится на поддержке оппозиции, тупиковая, потому что Б.Асад сам не уйдет. Заклинания, что он должен покинуть пост, звучат от безысходности. По-моему, наши западные партнеры не знают, что делать. Отсюда такая, как бы так повежливее сказать, эмоциональная риторика: «Вот если бы только Россия решила отказать Б.Асаду в поддержке, все бы сразу встало на свои места». Мы у них спрашиваем: «Как вы себе это представляете? Россия уже сказала, что мы не держимся за режим, но нужно прекратить кровопролитие». В ответ слышим: «Нет, вы скажите, что он должен уйти». В Женеве договорились, что надо собирать правительство и оппозицию, и пусть они договорятся, каким будет переходный период по времени и содержанию. Несмотря на это, некоторые настаивают, что надо собраться, но до этого Б.Асад должен уйти. Мы уже тысячу раз говорили, что не поддерживаем режим. И что происходит дальше? За Б.Асадом стоят алавиты, христиане и другие меньшинства, потому что они опасаются за свою судьбу в случае, если нынешние вооруженные отряды «Сирийской свободной армии» (ССА) (там еще «Аль-Каида» и другие террористические группировки) возьмут верх. Меньшинства просто боятся за свое выживание, опасаются за свою судьбу. Думаю, что этим меньшинствам будет очень плохо, поэтому они делают ставку на Б.Асада как на человека, который как бы противостоит тенденции разжигания межконфессионального конфликта. Нет другого рецепта, кроме как употребить влияние всех тех, кто так или иначе воздействует на сирийские стороны, чтобы заставить их прекратить стрелять и сесть за стол переговоров. Запад настаивает, чтобы Б.Асад сначала вывел вооруженные силы из городов. Он уже это делал осенью 2011 г., когда была принята инициатива Лиги арабских государств, которую мы тоже поддержали. Правительственные войска выходили из населенных пунктов, а оппозиция заходила туда. Наше предложение - сделать такой процесс вывода одновременным. Наблюдатели ООН должны сказать - давайте начнем с города «икс». Это могут быть Хама, Хомс, Идлиб. Сначала все прекращают стрелять, потом синхронизированно покидают городские кварталы. Нас спрашивают, что делать дальше: армия может уйти в казармы, а как быть с боевиками, которые против нее воюют? В ООН есть различные схемы и достаточно богатый опыт демобилизации, реинтеграции комбатантов. Надо разрабатывать схемы сбора оружия параллельно с политическим процессом. Потом их можно реинтегрировать в регулярные полицейские, вооруженные силы. Этим вопросом надо заниматься. Но это требует усилий, напряжения мозга. Зато каждый день на камеры говорить, что Россия опять не дает мировому сообществу урегулировать ситуацию в Сирии, - простенько. Понимаю, что это бьет по голове обывателю и вдалбливает предельно упрощенную картину происходящего. Здесь нет каких-то волшебных решений. Я понимаю, что очень здорово заявлять: «Лишь бы Россия сказала, что Б.Асаду конец». Но это не волшебная палочка. Вопрос: Как отреагировал К.Аннан на предложение России собраться еще раз для поиска путей урегулирования сирийского кризиса? С.В.Лавров: Он поддерживает данную инициативу, считает, что это было бы полезным, и будет разговаривать с остальными участниками (женевской «Группы действий»). Мы еще раз сказали, что было бы правильно исправить упущение, когда в Женеву не пригласили Иран и Саудовскую Аравию. http://http://www.mid.ru/

Sigueme

Buscar este blog

Cargando...

Etiquetas

Informacion de Interes


Google Castellano:


Red Mundial de Escritores:


Google. USA:

Donald Trump Quotes